ja_koniga_25

Поиск по сайту

Интересные факты

Абсолютно все, что связано с организацией нашего отдыха, а особенно сна, должно быть гармонично нашему внутреннему миру. Мелочей в данном случае быть не может. И одним из самых важных факторов является выбор соответствующего постельного белья, от которого зависит гораздо больше, чем мы это себе представляем. От этого зависит наше самочувствие во время и после сна, качество отдыха, сновидения, которые мы видим, а значит, и наш последующий день.

Специалисты по феншуй считают, что белье несет в себе очень важную для человека информацию. Поэтому, приобретая постельное белье, необходимо учитывать, что оно предназначено для отдыха, а значит, и для наполнения энергией для последующей деятельности. И если белье выбрано неправильно, то оно будет не придавать силу, а наоборот, поглощать ее.

Реклама


Гринпис ответил Латыниной

Тоня САМСОНОВА: Вы сказали, что готовы еще раз сформулировать свое предложение Владимиру Путину, в чем оно?

Куми НАЙДУ: Я готов приехать в Москву в любое удобное для Владимира Владимировича время, чтобы у нас состоялся разговор.

Я хочу предложить Путину партнерство с Гринписом. Ни одна страна по отдельности не может решить проблему изменения климата. Я верю, что Россия как одна из самых влиятельных стран, должна взять на себя роль лидера в этом процессе. Мы нуждаемся в лидерах во всем мире, но мы нуждаемся в лидере из сильной страны. У нас кончается время, чтобы решить проблему изменения климата. Мы верим в науку, которая говорит нам: надо пристегиваться, когда садишься в машину, надо надевать презерватив перед занятием сексом, и мы делаем так, несмотря на то, что они работают в 99%, но из-за этого 1% сомнений мы не отказываемся от презервативов. И если наука говорит нам, что с 98% вероятностью изменение климата не позволит нам жить на планете, странно сомневаться из-за этой двухпроцентной неуверенности ученых.

Я не хочу использовать возможность встретиться с вами только для того, чтобы поговорить о наших активистах, хотя они для меня приоритет. Но я знаю, что активисты, которые сейчас в тюрьме, хотят, чтобы я использовал возможность и предложил вам стать лидером в борьбе с изменением климата. Потому что в конце концов граждане России так же рискуют, как граждане всех других стран на Земле.
При первой возможности я готов отменить все свои планы, чтобы незамедлительно приехать на переговоры. Все зависит от того, как быстро я смогу получить приглашение и визу, и как только я их получу, я приеду на переговоры.

Но я бы хотел, конечно, поговорить о ситуации с нашими активистами.
Я прошу, потому что пытаюсь сделать все, что могу, чтобы они были не в тюрьме, пока ждут суда. И несколько лет назад был такой прецедент с судом в Копенгагене, активистов отпустили до суда, но потом они вернулись на заседание. Условия, в которых они сейчас находятся, тяжелые. Мы думаем, что судебный процесс в России должен состояться, мы не считаем себя неподсудными, мы уважаем российское право. Но мы просим о безопасности и о том, чтобы они находились на свободе в России, пока процесс не закончится. Конечно, мы хотим согласится с президентом Путиным в том, что обвинения в пиратстве непропорциональны и не соответствуют тому, что было сделано. Но мы не считаем, что стоим над законом. Мы уважаем российский закон, и мы готовы к российскому правосудию, но будем защищаться от обвинений в пиратстве.

Т. САМСОНОВА: То есть вы предлагаете Владимиру Путину стать стратегическим партнером Гринпис в борьбе с изменением климата?

К. НАЙДУ: Однажды президента Путина спросила канадская газета в 2000 году, когда он впервые приехал в Канаду. Если бы вы не были президентом России, чем бы вы хотели заниматься? И он ответил, что всегда был потрясен экологами и активистами, которые на маленьких лодках плывут протестовать против огромных военных и промышленных судов. К ним нельзя не испытывать симпатию и уважение. Присоединиться к этому движению было бы весьма почетно. Это то, что он говорил 13 лет назад. Я знаю, как сильно Путин заботиться о природе. Его имидж во всем мире связан с фотографиями на фоне природы и его проектами по защите окружающей среды. Изменение климата это не только о природе, но и о людях и их возможности выжить на планете. Я вижу, насколько успешным Гринпис мог бы быть, если бы президент Путин решил стать нашим союзником в борьбе с изменением климата и предотвращением его самых страшных последствий. Мы понимаем, что мы не можем остановить за один день добычу нефти, но новые инвестиции в энергетические проекты должны направляется в чистые возобновляемые технологии. И я хочу сказать Владимиру Путину, и я надеюсь его не обидеть. Я верю, как и многие другие, что экономическая стратегия, которая построена, не позволит сохранить Россию в среднесрочной и долгосрочной перспективе, как бы успешна она ни была сейчас. Журналист Нью Йорк Таймс Томас Фридман написал Забудьте о гонке в космосе, забудьте о гонке вооружений, единственная гонка, которая будет важна в будущем. Только те страны и компании выиграют в будущем, которые смогут победить в зеленой гонке. и не смотря на то, что Китай сжигает столько угля, сколько только может, гораздо больше, чем мы бы хотели, он все равно побеждает в зеленой гонке, потому что 90% солнечных панелей батарей, которые используются в Европе, выпускаются в Китае. Я не экономист, но я уверен, что полагаться так сильно на газ и нефть невозможно долго, потому что скоро будет большой перелом в энергетике. В короткой перспективе это работает, в долгой и средней нет. и даже если цена нефти высока, но рынок газа становится все тяжелее для России. Выиграют только те страны, которые вовремя перестроятся на новую энергетику.

Т. САМСОНОВА: Вы вели переговоры по поводу сложившейся ситуации с мировыми лидерами? Кто оказал самую большую поддержку?

К. НАЙДУ: Честно говоря, мы не настаивали и не пытались получить поддержку политических лидеров. По правде, мы не хотим, чтобы задержание активистов стало большим международным вопросом для России. Наша цель привлечь внимание людей к тому, что произошло и к изменениям климата. Я тактически просто не хочу, чтобы сейчас все страны начали давить на Путина.

Т. САМСОНОВА: Не хотите злить Путина?

К. НАЙДУ: Да, это тактическая причина. Мы ничего с этим не можем сделать и это не было нами инспирировано, но Голландское правительство открыло процесс в Гамбурге против нелегального захвата судна в международных водах. И это означает, что команда судна и активисты должны быть освобождение. И мы надеемся, что этот процесс это путь к самому быстрому освобождению активистов. И голландский парламент и их министр иностранных дел оказали нам самую существенную поддержку пока что.
Но я встречался с президентом Путиным до этой истории с Приразломной. И у нас был очень полезный разговор с ним.

Т. САМСОНОВА: Когда?

К. НАЙДУ: В 2006 году я организовывал встречу в его доме, и мы разговаривали три с половиной часа. Это было перед встречей большой восьмерки. Это была встреча с четырнадцатью самыми большими НКО в мире. Я тогда представлял не Гринпис, а возглавлял CIVICUS World Alliance for Citizens Participation, меня коллеги попросили вести эту встречу. У нас был очень хороший и конструктивный разговор с Путиным тогда, и у меня осталась с ним фотография с того вечера. От имени группы я некоторое время переписывался с Владимиром Владимировичем, мы говорили о том пространстве, которое есть у НКО в России, о регистрации. Мы получали информацию от российских НКО и обсуждали их перспективы. И я тогда подумал, похоже у меня есть основания написать Путину письмо. И еще Путин однажды говорил на Совете Арктики и тогда он сказал, что хочет диалога. И мы тоже хотим диалога. И кстати, мы ведем отличный диалог с российскими властями, в прошлом году я встречался с министром природных ресурсов и тремя другими министрами, и мы в течение часа разговаривали, это было как раз накануне первой акции на Приразломной. Но разница между нашей позицией и позицией российского правительства довольна большая. И тогда на встрече я сказал, что мы очень ценим возможность переговоров, мы хотим иметь возможность делиться нашими исследованиями с российским правительством и продолжаем это делать. Но учитывая, что наши позиции настолько различаются, мы оставляем за собой право на мирный протест.

Т. САМСОНОВА: Вы принимали участие в акции на платформе Приразломная в 2012 году. Когда вы отправляли активистов в этот раз, вы их предупредили о возможных последствиях?

К. НАЙДУ: Когда Гринпис организует мирный процесс, мы понимаем, что возможны легальные санкции против активистов. Я лично провел время в тюрьме Гренландии за оккупацию в 2011 и мы задержаны на 5 суток, но были отпущены, и обвинений нам не предъявляли. То есть каждый раз, когда мы делаем акцию, мы продумываем все возможные сценарии. И, честно говоря, обвинения в пиратстве не было тем, что можно было предположить даже в своих самых худших прогнозах. Просто потому что Гринпис это не толькоGreen, но еще и Peace то есть мы действуем мирно, у нас никогда не было в руках оружия, и, конечно, на борту его не было. И нет никакой выгоды для тех, кто участвует в акциях, то есть мы не пираты. И даже советник Путина сказал, что обвинять Гринпис в пиратстве это тоже самое, что обвинять Гринпис в групповом изнасиловании нефтяной платформы. Это просто странно. Но за три дня до акции было последнее собрание, и на нем можно было сказать, что из-за рисков я отказываюсь от участия в этой акции.

Т. САМСОНОВА: То есть кто-то отказался и не поплыл?

К. НАЙДУ: Нет-нет, я говорю, что была такая возможность. Но никто не отказался. Но нет никаких проблем в том, чтобы отказаться, мы все понимаем, у вас могут быть дети, престарелые родственники, и нет давления если ты отказываешься от участия в акции, взвесив все за и против, все риски, то никто не будет смотреть на тебя как на труса. Мы просим людей, если есть сомнения, не участвовать в акциях. Но просто учитывая то, что случилось в прошлом году, 12 месяцев назад на ту же платформу на том же корабле мы подплыли к Приразломной. И наш основной аргумент был в том, что если на Приразломной случится разлив нефти, то она настолько далеко, что на устранение утечки уйдет очень много времени, просто потому что корабли будут долго плыть. Но год назад мы устраивали ровно такой же протест, и береговая охрана три дня добиралась до платформы. И когда береговая охрана добралась до платформы, мы продолжали при них нашу протестную акцию, а они просто наблюдали, охрана Газпрома облила нас водой. Но самое интересное, что когда ты там, ты можешь слышать все радиопереговоры, они могут прослушивать наши, а мы можем прослушивать их переговоры. Все полагаются на вокитоки каналы, на радиосвязь, и мы можем настроиться на их частоту. Капитан платформы кричал на капитана береговой охраны, и у нас, я думаю, до сих пор сохранились записи этих переговоров. Но я могу пересказать, что говорил капитан платформы: Ты, козел, когда ты уже арестуешь этих уродов, которые тут протестуют? Чего ты ждешь, что они начнут в нас стрелять, чего им надо сделать, чтобы ты их арестовал уже наконец. Капитан береговой охраны сказал, что Москва приказала только наблюдать и докладывать об обстановке каждые полчаса. Потому что было понятно, что мы мирные, что мы не вредим частной собственности и не вредим персоналу. И когда мы закончили, охрана спросила нас о планах, мы ответили, что плывем в Норвегию, а потом вернемся с научной миссией на Северный Полюс. Тогда российская береговая охрана пожелала нам хорошего пути и на этом мы расстались.
И когда ты смотришь на то, что они делали 12 месяцев назад. И вы спрашиваете, насколько безответственно я поступил в этот раз, послав людей, ведь я должен был ожидать подобных последствий. Мой ответ, основываясь на нашем опыте, мы не могли предполагать таких последствий. И мы были уверены, что наш мирный протест не будет встречен таким ответом. Мы могли предположить, что подход будет более жестким, но все-таки не таким, никто не мог предположить, что нас обвинят в пиратстве это радикальная смена подхода к нам и нашим действиям. И в этом смысле это было обосновано, что мы не думали о рисках и сроках, которые грозят сейчас нашим активистам. Да, мы согласны с президентом Путиным, мы очевидно не пираты, и никто в мире не считает нас пиратами. И в международном смысле то, что нам инкриминируют звучит очень странно. Но мы хотим очень ясно дать понять, мы не думаем, что Гринпис не подчиняется законам, мы совершенно готовы ответить по российскому закону, который мы уважаем, за свои действия. И есть закон, который говорит, что если ты пересекаешь нейтральные воды- то ты платишь штраф в 20 евро.

Т. САМСОНОВА: Я правильно понимаю, что никто не предупредил активистов о том, что за участие в акции они могут быть приговорены к 15 годам российской тюрьмы?

К. НАЙДУ: 15 лет, обвинения в пиратстве никто их об этом не предупредил, это верно. Нет, никто не думал, что такое может случиться.

Т. САМСОНОВА: Вы объяснили, почему вы их не предупредили. Но теперь вы чувствуете личную ответственность за судьбы активистов, которых вы отправили на Приразломную

К. НАЙДУ: Как глава и лидер Гринписа я несу ответственность за все, что происходит в Гринписе, это не означает, что я погружен в планирование каждой акции, но я, конечно, в курсе всего происходящего, и поэтому несу полную ответственность за все, что происходит. И ответственность за судьбы активистов. Но это означает, что я предприму все возможные попытки и использую все возможные способы в рамках правовой системы России для того, чтобы освободить активистов. Нам говорят, не тратьте деньги на адвокатов, не подавайте апелляции, но мы будем это делать, постольку поскольку закон российский нам это позволяет и дает такую возможность. Сейчас мы понимаем, что происходит в суде Мурманска, каждое дело разбирается отдельно, но то, что произойдет с первыми тремя людьми, произойдет и со всеми остальными. Но мы планируем использовать все правовые возможности. Наша ответственность в том, что активистам дана вся поддержка, которая нужна. Вторая наша цель убедиться, что история понята людьми во всем мире, правительствами, лидерами профсоюзов, религиозными лидерами. И мы хотим, чтобы все организации понимали, что происходит сейчас с Гринписом и поддерживали нас. И мы хотим, чтобы жертва, которую приносят наши активисты, была не напрасна. Но для двух журналистов, которые попали в тюрьму с нашими активистами, это вообще нечестно, они просто выполняли свою работу, к ним нельзя относиться, как ко всем остальным.

Т. САМСОНОВА: Мы вернемся к вопросу задержанных журналистов, но мы сейчас говорим о вашей персональной ответвенности за случившееся. Мой вопрос сейчас в том, подадите ли вы в отставку с поста руководителя Гринпис, если приговоры будут обвинительными?

К. НАЙДУ: Хороший вопрос.

Т. САМСОНОВА: Это вопрос, на который я жду ответ: да или нет?

К. НАЙДУ: Нет, это не вопрос на да или нет. потому что все зависит от нескольких вещей, если группа поддержки и движение скажет мне, что я должен уйти в отставку. Когда я говорю, что я ответственен за происходящее, я не считаю, что я действовал безответственно . Я действовал исходя из такого понимания ситуации, которое было возможно, и потому что правительство ведет себя так, как невозможно было предположить, что оно сможет себя повести, никто не мог предположить такого. Это не означает, что я вел себя безответственно. Но это и не означает, что я снимаю с себя ответственность. Вы можете делать любые суждения о наших акциях, можете считать их безответственными, например, это ваше право. Но позвольте мне самому принимать решение, оставаться ли руководителем Гринписа дальше. Я буду ориентироваться не только на решение российского суда, но на мнение членов Гринписа. Если они скажут мне: Куми, под твоим руководством произошло такое, и ты не защищаешь Арктику и наших детей, уходи! Я уйду.

Т. САМСОНОВА: Вы говорите, что если попросят уйду. Зачем вам слушать остальных? Что вам совесть подсказывает, можно оставаться руководителем Гринпис, когда вы поставили под удар жизни тридцати человек ради ваших абстрактных целей?

К. НАЙДУ: Я принял решение, основанное на совершенно такой же акции в прошлом году, там была охрана.

Т. САМСОНОВА: Не важно, вы говорите, что не могли предполагать, что Путин так поступит, ну, в России это не было таким уж маловероятном событием, и многие предполагали. Факт остается фактом, вы приняли решение, основываясь на неверной информации и не могли предположить последствия. И не предупредили людей, которые пошли на этот риск, то есть они даже не знали, на что идут.

К. НАЙДУ: Если они будут осуждены, первые кого я спрошу о том, нужно ли мне подавать в отставку, это те 30 человек, которые будут осуждены.

Т. САМСОНОВА: А зачем кого-то спрашивать, ну тут же не надо опрос проводить, сами себе ответьте?

К. НАЙДУ: Битва за справедливость это не соревнование за популярность. Мы боремся за безопасность детей, наших детей. Мы как Гринпис, мы никогда не говорили, что мы не готовы ставить свои жизни под угрозу, и никогда не говорили, что не готовы идти в тюрьму. Если надо пойдем. Я сам сидел 6 месяцев в тюрьме. Мы боремся не за то, чтобы спасти планету Земля, с планетой все будет в порядке. Мы боремся за то, чтобы человечество могло жить на планете, и это большая ставка, ради которой мы готовы на все. Вы еще спросили бы Нельсона Манделу, не должен ли он был уйти в отставку, потому что многие сели в тюрьму, должны ли были лидеры движения за отмену рабства уйти в отставку, потому что их сторонников убивали, должны ли были лидеры движения за права женщин уйти в отставку, когда женщин отправляли в тюрьму за то, что они отстаивали право на участие в выборах.История показывает нам, что борьба за справедливость только тогда бывает успешной, когда выдающиеся и смелые мужчины и женщины не боясь говорят: Все, достаточно! Мы готовы рисковать свободой ради наших целей!

Т. САМСОНОВА: Ну вы отлично себя сравнили с Манделой, и выбрали все успешные примеры сопротивления в истории. Себя легко сравнивать с победителями

К. НАЙДУ: Можете взять любой пример, антиколониализм, право женщин на голосование, гражданские права в США. 41 раз Мартин Лютер Кинг приговаривался к тюрьме, а сейчас его мемориал такой же большой, как мемориал любого президента. Больше сорока лет назад мы начали свою кампанию и тогда люди говорили, что мы сумасшедшие, у вас никогда ничего не получится. Когда мы добивались, чтобы Антарктика была зоной, где запрещена добыча, тогда все смеялись, но уже больше двадцати лет действуют санкции на Антарктику, которых добились мы.

Т. САМСОНОВА: Это было успехом, объективно. Но я все же спрошу, если 30 активистов будут приговорены к реальным длительным срокам, не будет ли это означать, что пора закрыть такую организацию, как Гринпис, что наступит такой кризис, который не совместим с дальнейшим продолжением существования организации?

К. НАЙДУ: Я не думаю.

Т. САМСОНОВА: Гринпис разрушает жизни. Гринпис ставит под угрозу конкретных людей и своих же волонтеров.

К. НАЙДУ: Мой ответ. Дайте мне сказать. Где опасность? Давайте сравним опасность для жизней волонтеров с опасностью и угрозой, которую активисты хотели остановить. Активисты старались предотвратить угрозу того, что человечество не сможет жить на планете Земля. Мои дети и ваши дети не смогут жить на планете. Это было поставлено на карту. И когда вы посмотрите на угрозу, которую эти 28 активистов и 2 журналиста хотели показать всему миру, и сравните ее с угрозой, с которой они сами столкнулись в настоящее время. Давайте прямо скажем, я говорил с ними и с их семьями, конечно, все семьи очень переживают за своих родных и любимых, не понимают ситуации. Но я ни разу не слышал ни от одной семьи, и ни от одного заключенного, что они занимались пиратством и сделали что-то опасное. И они по-прежнему считают, что они правильно действовали согласно своему долгу и совести.
И когда мы принимали решение, мы думали, есть ли тут риск, да риск был, ты отправляешь людей в удаленное место, это всегда риск. Но риск безмолвия и риск того, чтобы позволить разрушать арктический лед, который служит кондиционером для всего воздуха Земли, если разрушить который, процесс изменения климата будет проходить еще быстрее, и, в первую очередь, это будет опасно для россиян, но и для всех остальных. Это настолько экстремальная опасность, и мы с ней боремся. Люди сражались против рабства, колонизации, а теперь против энергетической системы, которая ведет нас к разрушению и упадку. И этический выбор, который нашему движению приходится делать, это решение приносить себя в жертву и быть к этому готовыми. Но жертва, которую мы приносим, все-таки измеряется какими-то рациональными мерками. В прошлом году Российские власти нас даже пальцем не тронули, и невозможно было предположить, основываясь на предыдущем опыте взаимодействия с властями, что в этот раз произойдет такое.

Т. САМСОНОВА: Моя коллега Юлия Латынина называет вас экологической Аль-Каидой и экологическим Хамасом за те методы, которые вы используете, вы не уважаете закон и частную собственность, а только свою святую веру в экологические цели.

К. НАЙДУ: Мне интересно, а назвала бы ваша коллега Мартина Лютера Кинга террористом? Он нарушал законы, которые считал несправедливыми, которые защищали расовую дискриминацию. Мне интересно, назвала бы она террористами Нельсона Манделу террористом, назвала бы она Розу Паркс террористкой, которая сражалась за права негров. И есть традиция, и даже в российской истории, традиция в том, что когда есть несправедливость, граждане могут не уважать законы, которые используются властными группами для сохранения несправедливого порядка. Мы должны понимать, что преступления против окружающей среды это преступления против человечности, потому что они влияют на воду, которую мы пьем, на воздух, на наше здоровье. Во всех акциях, которые когда-то делал Гринпис, мы никогда не использовали насилие. И я прошу вашу коллегу показать, когда мы использовали насилие против людей или собственности, мы что били где-то окна, устраивали беспорядки? Пожалуйста, зайдите в ютьюб и посмотрите все наши акции, вы не найдете ничего из того, о чем говорит ваша коллега. Сейчас в США многие протестуют против нефтепровода из Канады, даже Джордж Клуни и члены Конгресса, они приходят к посольству, где у них нет разрешения, их арестовывают, но они не оказывают сопротивления. Это не Гринпис придумал такую тактику сопротивления.

Т. САМСОНОВА: В чем главная разница между Гринписом и террористами?

К. НАЙДУ: Для меня этот вопрос кажется таким странным.

Т. САМСОНОВА: Но он есть в общественном мнении, а значит надо отвечать.

К. НАЙДУ: Да, вы правы. Если люди спрашивают, надо отвечать. Каждый, кто понимает историю и то, что такое Гринпис и сопротивление ради справедливости, понимают ответ на вопрос. Мирный протест, мирное нарушение несправедливых законов. Никакого оружия, прозрачное финансирование только от частных лиц. Иначе, каждого протестующего можно назвать террористом. Но ведь это не так.
Наше оружие идеи, медиа, мирные акции.

Т. САМСОНОВА: Что бы сделали активисты Гринписа, если бы поднялись на платформу?

К. НАЙДУ: На этот вопрос знает ответ служба безопасности Газпрома, потому что они бы сделали ровно то, что сделали в прошлом году. Во-первых, у нас нет никакого желания и цели попасть внутрь платформы, мы хотели остаться снаружи и с помощью альпинистского снаряжения прикрепить баннер Спасти Арктику. И мы просто растягиваем тенты, которые используют альпинисты, и мы это делали в прошлом году. Мне моя дочка говорит: Папа, Спасти Арктику - это как-то непонятно. Ты бы написал Спасти Санта Клауса прямо сейчас, потому что единственное, что люди понимают про эту часть мира это Северный полюс и Санта Клаус. И они просто пытались повесить баннер. И можно пойти и посмотреть на youtube, чтомыделали в прошломгоду, тожесамое и сейчассобиралисьсделать. То, чтоделаетГазпром в регионе этолегально, нонесправедливопоотношению к людям, которыеживутрядом.Тамслучаютсяутечкидаженаземле, а чтобудет, еслиутечкапроизойдетнаморскойплатформе.У насбыливстречи с жителямиарктическойчастиРоссии, онинасподдерживают и боятсяпоследствийтого, чтоделаетГазпром, потомучторазливыпугают.Понимаете, еслионинемогутсобратьнефтьназемле, чтоонибудутделать с пятном, которыйначнетразливаться в воде.Потомонозамерзнет и превратиться в лед.Этобудетневозможнособрать.

Т. САМСОНОВА: Гринписчастообвиняют в том, чтоондействует в интересахопределенныхкомпаний.В частности, иногдаговорят, чтоГринписоченьвыгодентем, кторазрабатываетшельфовыеместорождения в США, дляальтренативызависимостиотгазаизРоссии.А у васестькампаниипротившельфовогогаза в США?

К. НАЙДУ: Мы всегда говорим, что фракинг очень опасный способ добычи газа, огромный риск связан с высвобождением метана, и это может поставить под угрозу источники пресно воды. Вода это очень важно. И именно поэтому мы очень серьезно против шельфовой добычи газа в США. Наша кампания на АрктикОйл это не кампния против России, а против всех стран, которые ведут разработки. Первая была против Гренладнской компании, потом против Шелл, которые пытались быть в Арктике Аляски, и сейчас разработка остановлена, но не только и не столько благодаря нашим усилиям, а благодаря ошибкам и некомпетентности Шелл, хотя у них остается лицензия, и они могут вернуться в следующем году. и я хочу убедить президента Путина и всех россиян, что наша кампания глобальна, а не только направлена на Россию. Мы будем действовать против всех, кто хочет разрабатывать Арктику. Новые инвестиции должны быть направлены на энергоресурсы будущего, а не прошлого. И чем быстрее Россия это сделает, тем быстрее станет экспортером.
Нам часто говорят наши западные партнеры, да как вы вообще даже можете думать о том, чтобы протестовать в России. Но мы считаем, что Россия очень важная страна, самая большая, постоянный член Совета Безопасности и ООН. И любое глобальное решение проблемы изменения климата не возможно без того, чтобы Россия стала центральным звеном этого решения. И поэтому мы должны давить на США, Канаду, Россию. Отсутствие лидеров в этой проблеме это не проблема России, это проблема любой страны. В США ситуация для нас обстоит еще хуже, там много лет во власти были люди, которые игнорировали проблему исходя из своих личных инетресов. Вся экономика США построена на грязной энергетике. мы потеряли 8 лет из-за безумия Буша, который был заложником энергетической промышленности США. И мы хотим предложить президенту Путину стать лидером движения. Нам нужна Россия, чтобы она стала лидером этого движения по спасению Земли.

Т. САМСОНОВА: Для Путина это будет даже лучше, чем история с Сирией?

К. НАЙДУ: Я не даю политическую оценку. Но откровенно говоря, я благодарен президенту Путину за то, что не началась очередная война, а решение теперь будет принято более сбалансировано и спокойно. И я думаю не только весь Гринпис, но весь мир был благодарен Путину в тот момент. И я надеюсь он продемонстрирует такое же лидерство.

[+]